Грегори пек был бисексуалом


Каждый период имеет свой мужской идеал: Теперь мускулистого мачо, затянутого в кожу, с подчеркнутыми гениталиями, трудно порой отличить от гомосексуального героя с плакатов Tom of Finland. Художественные достоинства его невелики, а содержание почти исчерпывается аннотацией в каталоге.

Грегори пек был бисексуалом

До недавнего времени актеры латиноамериканского происхождения моглe8 рассчитывать в Голливуде главным образом на второстепенные или отрицательные роли под своим именем. Хотя это именно что мифология: Когда-то, в школьные годы, сильный благородный Пол защищал хрупкого и слабого Карла от одноклассников, обзывавших его девчонкой.

Грегори пек был бисексуалом

Однако ни в одном из них нет специфического аромата полового превосходства, который и делает из мужчины мачо. Женщина, даже столь яркой индивидуальности, неизбежно остается в тени мужчины. Мужественная красота варварских моделей Джорджо Армани — исключение.

Еще пару лет назад едва лепетавший по-английски, ныне он взлетел на самую вершину голливудского Олимпа. Публику это раздражает, но она вынуждена мириться с причудами гения.

И тогда роль проводника перешла от кинозвезд к рекламным журналам и телевидению. Все великие соблазнители экрана — были они мачо или нет — учили своих зрителей, как одеваться, как вести себя в обществе, как любить. Теперь мускулистого мачо, затянутого в кожу, с подчеркнутыми гениталиями, трудно порой отличить от гомосексуального героя с плакатов Tom of Finland.

Томный взгляд, смуглое лицо, пластичное тело, словно созданное для лениво-порочного танго, сводили с ума и доводили до суицида чувствительных американок. Богатство, красота, романтика и экзотизм были синонимами. На смену правильным чертам Брандо и Делона приходят кривые носы и редкие волосы, героями становятся далекие от канонов классической красоты Бельмондо, Николсон, Дастин Хофман, Депардье или совсем уж экстравагантные Дэвид Боуи и Нуриев.

К ним примыкают и кумиры первых послевоенных лет — напористый Кирк Дуглас, волевой Берт Ланкастер и обаятельно-вальяжный Грегори Пек. Это видно и по культовой паре Хамфри Богарт — Лорен Бэколл. Тогда каждый заметный персонаж массовой культуры обязан был всю жизнь играть отведенную ему роль — в значительной степени социальную.

Старый добрый мачо вписывается в нее как романтическая, ностальгическая ценность, всегда востребуемая консервативной частью общества 1. Советским женщинам в этом отношении повезло, быть может, больше других. И так далее.

Разумеется, было бы сильным преувеличением сказать то же самое о киноперсонажах сегодняшнего дня. Сегодня актер с улыбкой вспоминает о своих первых сексуальных неудачах с одноклассницами, скромно добавляя, что после нескольких попыток все пошло лучше.

Первая — х годов — принесла желанную свободу нравов, но разрушила баланс между полами, поколениями и классами общества.

Нет, герой вестерна — будь то Джон Уэйн или Джеймс Стюарт — не проявляет неуважения к женщине. Первая — х годов — принесла желанную свободу нравов, но разрушила баланс между полами, поколениями и классами общества.

До сих пор сексапильность и привлекательность мужчин зависела от эффективности усилий изобразить из себя повелителя. К ним примыкают и кумиры первых послевоенных лет — напористый Кирк Дуглас, волевой Берт Ланкастер и обаятельно-вальяжный Грегори Пек.

Гипермужественность в кино предстает сегодня в своей постмодернистской невинности, в схематичной наивности, в шутовском легкомыслии, в разноообразных нюансах иронии — таковы и Клинт Иствуд, и Сталлоне, и Шварценеггер, и Брюс Уиллис, и Николас Кейдж.

Снимаясь в весьма провоцирующих ролях и позах, в своих интервью актер выглядит скучным и плоским, как школьная парта. Этот супермужчина при ближайшем рассмотрении оказывался ходячим комплексом, полным неуверенности в себе и окончательно запутавшимся в любовных делишках. Своего рода инструктаж по новейшему кодексу политкорректности.

А то обстоятельство, что идеальный мачо оказывается божественным андрогином, следует, по всей видимости, списать на счет тотальной самоиронии, которой пронизана современная культура. В результате герой-мужчина оказался перегружен и чрезмерно ангажирован.

По сути Бандерас стал музой Альмодовара, снявшись в его главных картинах. В последнее время вакансия оказалась занята — правда, не итальянцем, а испанцем Антонио Бандерасом. Гипермужественность в кино предстает сегодня в своей постмодернистской невинности, в схематичной наивности, в шутовском легкомыслии, в разноообразных нюансах иронии — таковы и Клинт Иствуд, и Сталлоне, и Шварценеггер, и Брюс Уиллис, и Николас Кейдж.

Публику это раздражает, но она вынуждена мириться с причудами гения. Они не возносят себя на мифологический пьедестал, как их предшественники, словно говоря:

Именно так воспринимала их публика еще в начале х годов. Путаница, шутливый обмен полами и партнерами, бисексуальность, реальная или показушная, ожесточенное пародирование эротических характеров — вот стиль времени. Хотя это именно что мифология: Им уже не надо заниматься притворством, симулируя тип мачо, как это делали скрывавшие свои гомосексуальные наклонности Монтгомери Клифт по новейшим данным — и Джеймс Дин и Рок Хадсон, умерший от СПИДа.

А точнее — как предельно осторожный, запуганный гастарбайтер перед лицом новых хозяев.



Сматреть бесплатныи мегалаин фильм порно
Плутон и секс
Онлайн порно скачет на члене
Настоящая страсть секс
Порно звезда беркова смотреть онлайн бесплатно
Читать далее...